100 мыслей о Екатеринбурге

Никита Демидов on Март 28, 2018

Город – сложная, противоречивая и многоуровневая структура, состоящая из переплетающихся образов и смыслов, материальных объектов и мифов, постоянно меняющихся, исчезающих и появляющихся вновь. Эти образы и смыслы создают сиюминутную реальность, которую и требуется уловить и оценить в ее развитии. Что бы понять, чем для меня является мой город, чем он знаменит, чем отличен от других городов, что в нем хорошо, а что не так, надо бы взглянуть на него со стороны. Это совсем не просто сделать, живя здесь многие годы, объективно оценить его привлекательность,  его достоинства, и его худшие стороны.

Наверное, главная заслуга Екатеринбурга – его высокая деловая репутация, сложившаяся исторически, с закладки города-завода, когда здесь появились деловые и предприимчивые люди, мастеровые, превратившиеся в квалифицированных рабочих, строители и т.д. Торговля, развлечения и праздность здесь не делали погоды, главное – дело. Дальнейшее развитие технологий создали мощный слой технической, а затем и научной интеллигенции, появился второй по величине после Москвы ВУЗ в стране – УПИ, Филиал академии наук с крупнейшими учеными, второй в стране архитектурный институт. Параллельно развивалась и культурная среда – здесь великолепные живописцы и графики, скульпторы высочайшего уровня, кинорежиссеры, музыканты, артисты, писатели…Такой концентрации научных и культурных ценностей на такой компактной территории, как наш город, пожалуй больше нет в стране.

Достоинство, основательность, строгая простота отразились и в нашей архитектуре, начиная с «Акрополя» на Вознесенской горке – классическом ансамбле усадьбы Харитонова . Даже построенный на конструктивистском каркасе сталинский ампир выглядит строже и не так помпезен, как в столицах. Конструктивизм организовал наш город, создал среду, которая до сих пор задает образные и стилевые характеристики современного города – явления такого масштаба нет нигде. Эта среда и формирует из нас горожан.

Екатеринбург, как уже говорилось, город компактный, у него на роду написано расти вверх. Его контрастный силуэт – изящные высокие колокольни храмов и низкая средовая застройка, был задан еще с конца ХVIII века… Уж как мы этим наследием распорядились после революции – известно… Новый масштаб этого силуэта начали создавать конструктивисты — в 1931 году строиться самый высокий, на то время, небоскреб в Европе в составе комплекса Дома промышленности и торговли – штаб-квартира Уральской индустрии. Славный период конструктивизма был прерван на уровне 10 этажа и только через много лет мы вернулись к этой истории. И сегодняшняя панорама города, как сейчас говорят Skyline, это наш бренд, который надо очень умело продвигать, беречь и развивать.

Но если спуститься на первый этаж города, то тут есть проблемы. Здесь нам часто изменяет вкус, да и вообще здравый смысл. Признаки культуры превращаются в ее призраки, а ведь это наш самый ближний мир, то, что можно потрогать руками. Поверхность, форма и детали – неотъемлемая часть городской структуры, по значимости не уступающая урбанистической панораме. Городские поверхности, как оболочки функции, должны ей соответствовать, считаться с традицией и историей. Если облупившаяся штукатурка кафе «Флориан» на площади Сан Марко считается достоинством, то то же самое на фасадах Городка чекистов это наш позор. Мы забыли, как обращаться с фактурами камня, дерева, металла на общегородском уровне, хотя и имеем прекрасных мастеров. В наших музеях и мастерских есть современные скульптуры европейского уровня, место которых в городском экстерьере, вместо этого мы видим обратный процесс. Совершенно необъяснимо, что произошло с великолепными  рельефами на Драмтеатре: вместо того, чтобы участвовать в культурном пространстве – они оказались скрытыми за тонированным стеклом, превратившем Драмтеатр в нечто, трудно поддающееся определению. Сегодняшний культурный аскетизм, вот что надо преодолеть в городской среде, вот где наш скрытый потенциал.

Вместо того, чтобы научиться понимать место нашего города в современном мире, динамику и вектор развития, искать новые формы и смыслы городской среды, мы, судя по разгулу суррогатной классики и просто дурного вкуса, за уши тянем город в не свойственное ему провинциальное убогое прошлое. Но я не хочу жить в городе, похожем на «осколок прошлого, застрявший в настоящем» (ВВС о Питере).

Вот несколько самых разных конкретных тем для вполне возможной реализации:

  • городу необходим музей современного искусства в новом современном здании в центральном районе города , не столько для шумных фестивалей, а скорее, как институт, где будет проводиться работа с нашей богатейшей коллекцией;
  • мифология городских пространств должна переплетаться с реальными архитектурными фактами и конкретными местами, как пример – тема ипподрома, или железная дорога с ул. Малышева в исторический сквер, то же на территории Мельзавода, или свежий хлеб в доме артистов, сад Вайнера, как концертная и арт площадка, партизанский магазин, букинистическая книга на людном месте, как признак большого культурного центра, звуковая и визуальная организация общественных мест, постоянно действующая программа ночного освещения и подсветки зданий и т.п. И главное здесь – горожане и гости, как участники и носители интеллектуальной составляющей этих событий.

Хороший пример локального городского ландшафта – Ельцин Центр и то, что вокруг него – вот начало реализации этих идей, там уже вполне сформировалось определенное городское сообщество. Это место, внутри и снаружи которого просто приятно находиться.

Здесь представлены некоторые из возможных событий, реализацию которых я считаю необходимым для понимания, где и как мы живем, и как будем жить в дальнейшем.

Архитектор Борис Демидов.

Фотогалерея